суббота, 5 октября 2013 г.

Планета Океан.

Мы смотрим на Гугл-мэп. Материки разлеглись по сторонам, а мы где-то между ними – красная точка прямо в океане. Увеличиваем масштаб, вот уже и соседняя Африка не попадает на экран, а земли под флажком нашего месторасположения так и не обозначено. Мы летим прямо в Индийский океан. Самолет заходит на посадку, а под крылом синяя бескрайняя гладь, с редкими овальными пятнами пронзительной бирюзы – атоллами Мальдив. В какой-то момент кажется, что мы будем садиться на воду. Но нет, пробежали по твердой полосе. Выйдя из здания аэропорта, мы оказываемся в 3-х метрах от океана. Вместо такси нас поджидает лодка. Водный мир…

 Мы, живущие на материке, окруженные тысячами квадратных километров равнин, гор и пустынь, забываем, что наша Земля – это на самом деле Океан. Что 2/3 планеты – не наша территория. Здесь осознание этого приходит очень отчетливо.

 MV Leo – наш дом на ближайшие 10 дней. Выразительный темно-зеленый корпус и белоснежные ярусы верхних палуб, со стойками, напоминающими выпрыгивающих дельфинов, узнается издалека, когда мы возвращаемся с дайва на дони. Дони - это небольшая лодка, которая возит нас с корабля на сайты, и на которой едет за нами на переходах все снаряжение. Это очень удобно – скубы, костюмы, компрессоры не занимают место на корабле, и он остается «пресной территорией», где царят порядок и чистота. Внутри Leo отделан красным деревом, на стенах – постеры и картины, синие матрасики и красно-белые полотенца на сан-деке добавляют живописности облику судна.
 В нашей каюте удобная двуспальная кровать, душ. В просторном салоне на второй палубе проходят брифинги перед дайвами, здесь же накрывают столы, а также предлагают коктейли в небольшом баре. Кстати, кухня отменная, каждый ужин мы передаем восторги шеф-повару и опасаемся, что к концу сафари придется брать по дополнительному килограмму груза, чтобы погрузить наши раздобревшие тушки.
 На корабле царит удивительная атмосфера – странная смесь домашнего уюта и шика 5-звездочного отеля. Это чувство усилено тем, что мы все ходим здесь в шортах и босиком, но обедаем с вилками и ножами. Не закрываем каюты, хотя и не знаем по именам всех соседей. Нас окружают острова из рекламы «баунти», но мы не беспокоимся о том, насколько романтично выглядим мы сами: отпечаток маски на лице и обгоревший нос – самый популярный «макияж» .

 Пальма, кокосы, белый песок и девушка с томным взором в лазурной лагуне? И это все, что вы могли нам сказать об островах на экваторе? Это обман. Это все равно, что прочитать две строчки из предисловия и думать, что прочитал книгу. Нет, совсем на за «баунти» имеет смысл лететь сюда. Мальдивы начинаются там, где вокруг рассыпанных в океане крошек суши, светлая бирюза переходит в темно-синий кобальт…

 Погружаясь, мы попадаем в другое измерение. Под водой меняется восприятие и себя, и окружающего мира. Навык плавучести дает ощущение плавного перемещения в трехмерном пространстве, похожее на полеты во сне из детства. Органы чувств перестраиваются на новый лад: выключается обоняние, на вторую роль уходят слух и тактильные ощущения(мы ничего не трогаем руками, во-первых, чтобы не навредить, во-вторых, это опасно), мы лишаемся возможности болтать и немедленно выплескивать свои эмоции, зато зрение получает богатую и разнообразную пищу. Я впитываю фантастические картины, окружающие нас, не успевая их переваривать в сознании, и потом, уже на корабле, закрывая глаза, еще долго вижу перед собой странные образы, и не понимаю, что из этого увидено, а что – домыслено взбудораженным воображением.
Под водой непривычная тектоника рельефа. Вот массивный столовый коралл послужил основанием для новых колоний кораллов, и в результате возник волшебный замок, стоящий на тонкой ножке, а вот две вертикальные скалы соединились перемычкой из разросшихся ветвей акропоры и образовали арку, вокруг которой кипит жизнь. Двух-трех-этажные козырьки стенки рифа дают укрытие разным обитателям, в том числе нам, когда мы решаем понаблюдать за стаей серых рифовых акул, кружащих в синей воде.
 Но это я замечталась. Куда нам до обитателей – мы тут неуклюжие гости. Мне приходит на ум сравнение себя с человеком, подключенным к аппарату искусственного дыхания, которого вывезли на улицу из больничной палаты. Ура! Я могу дышать и перемещаться! А если хватит воображения, то про аппарат можно забыть хоть на пол-часика, и чувствовать себя полноценным обитателем планеты Океан…

 Моей заветной целью поездки на Мальдивы были манты. В свое время именно возможность увидеть их подтолкнула меня пойти на курсы PADI. Дайвинг оказался для меня одним из величайших открытий в жизни, я даже представить себе не могла, насколько сильные ощущения накроют меня с головой, когда я первый раз приехала нырять в Египет. В Красном море я наслаждалась цветными садами кораллов, прекрасной видимостью, разнообразием рыб и беспозвоночных, но мечта о мантах все же хранилась в душе на потайной полочке. Собираясь на Мальдивы, я спрашивала у бывалых дайверов, реально ли увидеть мант на сафари? На что мне ответили, что нужно умудриться их НЕ увидеть. И вот, в первый же день, на втором дайве мы замечаем в синеве блики солнца на треугольных крыльях. К нам приближается группа из трех мант. Легкие взмахи крыльев элегантны и неторопливы, никогда не скажешь, что эти подводные птицы весят до 2-х тонн. Уверенность и самодостаточность исходит от них прямо волнами. Я зависаю в прямом и переносном смыслах, разинув рот от изумления. Мельком поглядываю на компьютер, потому что в такие моменты мне трудно контролировать глубину – я готова пойти за парящими мантами хоть вниз, хоть на поверхность. Они проходят передо мной, и одна из них провожает меня умным и насмешливым взглядом. Потом плавно описывает «мертвую петлю» прямо у меня перед носом, и растворяется в солнечных бликах у поверхности. Их черные спины кажутся бархатными. Нижняя сторона тела белая, шелковая, с редкими черными пятнами, у каждой – свой индивидуальный рисунок.
Манты теплокровные, живородящие, и объем мозга по отношению к массе тела у них самый большой из всех рыб. Язык не поворачивается назвать их «рыбами». Взгляд, которым награждает меня манта, совершенно осмысленный. «Какие же вы красивые… Какие вы удивительные…» - думаю я. «Какие же вы смешные и странные» - думает в ответ манта. 

Вечером на корме корабля устанавливают большой фонарь, привлекающий планктон и мелких рыбешек. Манты приходят на приготовленный «суп». Мы как заговорщики, быстро и молча одеваем скубы и буквально на цыпочках спускаемся в воду, одевая ласты уже в воде, чтобы не спугнуть шумом и плеском мант. Опускаемся на дно на глубине 11 метров под кораблем, садимся на песок и выключаем фонари. В воде столько планктона, что кажется, мы погружаемся в подкрашенное синькой молоко. Сначала мы ничего не видим, кроме привычных уже снующих вокруг карнаксов и платексов. Но когда волнение отступает, и мы перестаем источать суету, они приходят. Почему они приходят именно к нам, а не питаются в 3-х метрах рядом - для меня загадка. Но видимо, им тоже не чуждо развлечение за ужином: им тоже нравится наблюдать забавных дайверов. Смотри, какие: пускают клубы пузырей, глаза под масками у всех круглые, удивленные… Они ходят так близко, что мы пригибаем головы. В разинутых ртах можно пересчитать все жаберные тычинки изнутри. Я прижимаю руки к груди, чтобы удержаться и не погладить белое брюхо. А они все кувыркаются над головой, показывая чудеса подводной акробатики. Представьте картину со стороны: десяток людей стоят на коленях, прижав руки к груди и подняв головы вверх, а над нами кружат несколько восхитительных крылатых существ. Ангелы во плоти. Господи, как кому-то пришло в голову назвать их «морскими дьяволами»? Люди опять все перепутали.










Какова вероятность встретить динозавра? По женской логике, 50/50 – либо встречу, либо не встречу. Я, возможно, законченная блондинка, но переубедить меня в этом теперь уже не удастся. MV Leo бороздил океан, продвигаясь на юг. Вокруг до горизонта – морская гладь. Один из наших гидов стоял на верхней палубе и напряженно всматривался в океан. «Что ты ищешь? – поинтересовались мы. – «Китовую акулу». Мы пожали плечами: как можно увидеть в океане с корабля рыбу, пусть даже огромных размеров? И тем не менее, он как-то смог с ней договориться о встрече. Она вышла на нас прямо в лоб, на нашей глубине. Мы дрейфовали вдоль пологой стенки рифа. Сначала я услышала, как наш гид колотит крюком по баллону, привлекая наше внимание, потом увидела, что мой бади вскинул камеру и изо всех сил гребет вбок, и только после этого увидела, как из тумана выплывает беззубая улыбка чеширского кота метровой ширины. Вслед за улыбкой стала различима широкая плоская как у сома голова, усеянная мелкими белым точками, и затем мимо нас медленно прошествовало пятнистое туловище около 6 метров в длину. Это детеныш, малыш, взрослые особи достигают 12-15 метров.
Китовая акула – самая большая рыба на планете. Их уважительно называли «Госпожой рыбой», и еще «Звездной рыбой» из-за усеянной белыми точками-звездами темной шкуры. Точки расположены рядами и разделены поперечными тонкими полосочками, закручивающимися на загривке рыбы в завиток, напоминающий отпечаток пальца.
 Едва заметно изгибаясь (характерная особенность этих рыб – плыть не только за счет движения хвоста, но и за счет движения всего тела), акуленыш-китеныш неторопливо шел против течения без видимых усилий, не обращая внимания на дайверов, изо всех сил пытающихся грести ластами рядом с ним, чтобы продлить хоть на минуту созерцание поражающего воображение животного. Но куда там, разве угнаться за ним. Вот уже только огромный хвост покачивается впереди. Еще два ленивых взмаха – и он исчезает в синем просторе. И уже с трудом верится, что мы только что каким-то чудом стали счастливчиками, увидевшими «Госпожу рыбу», за которой безуспешно гоняются сотни дайверов.

 Вечером у нас запланирован ужин с барбекю на острове. Мы сходим на твердую землю впервые за несколько дней. Я бегаю по песку, похожему по цвету и консистенции на манную крупу, залезаю на тропические деревья, соскучившись по сухопутным движениям. Темнеет как всегда, стремительно, и на берегу зажигают светильники со свечами. MV Leo в лагуне сияет голубыми огнями, отраженными в воде, а над ним через все небо широкой полосой разливается Млечный Путь. Темнота сгущается, и вдруг на утрамбованном песке около воды мы замечаем голубое мерцание, такое же, как на освещенном голубыми лампами корабле. И через несколько минут вся линия пробоя начинает светиться в темноте синей извивающейся лентой: это флуоресцирующий планктон. Его так много, что мы идем словно по неоновой дорожке, и под каждым шагом вспыхивает голубой огонь. Оставляя за собой сияющие следы, мы обходим весь островок по периметру за 10 минут. Мы – точка в Океане. Мы - точка во Вселенной.

 На утро нас подняли в 5 утра , чтобы на рассвете поискать молотоголовых акул. Сонно одевая скубу, я думала, что это будет уже совсем баловство - за 10 дней нам и так «показали» все что только можно было пожелать: мант, акул-нянек, серых рифовых акул, белоперых акул и их спящих под кораллами детенышей, скатов-орляков, осьминогов, наполеонов, огромных донных скатов, черепах, мурен, скорпен, барракуд, креверок, голожаберников и даже китовую акулу. Мы медленно падали в синеву, насыщенную светящимися точками планктона, как в звездное небо, стая хирургов-носорогов с флуоресцирующими синими полосами на мордах носилась в наших пузырях воздуха вверх-вниз, и я думала, что и без молотов этот полет в сумрачной бездне запомнится как необыкновенный. И все-таки, они пришли. Сначала пара крупных хаммеров прошла метрах в 10-ти ниже нас, а потом, когда все остальные группы решили, что задание выполнено, и пошли к рифу, и только наш неумолимый гид продолжил прочесывать синьку, мы увидели еще одного, уже ближе. Он с любопытством покружил под нами, мы во всей красе разглядели широкую голову с расставленными глазами и длинное обтекаемое тело.

 Наше сафари включало 27 дайвов. При такой плотности впечатлений, все они слились в одно погружение. Сменялись день и ночь, мы перемещались с рифа на риф, иногда спали, и нам снились острова и корабли, и, просыпаясь, мы продолжали свой десятидневный подводный путь…
 Мальдивы 
2013