вторник, 9 ноября 2010 г.


Логбук из Сафаги.

“Nitrox for free”*
(*найтрокс бесплатно или найтрокс для свободных)

Я закрываю глаза и чувствую, что меня плавно покачивает в невесомости. В сознании всплывает ажурный силуэт нависающего козырьком рифа. Синхронно вздрагивают сотни оранжевых антиасов - будто кто-то рассыпал мандариновые дольки...
Можно еще час так лежать на верхней палубе нашего “Дагона”, впитывать египетское солнце и прокручивать в голове картинки, увиденные только что на погружении. Времени в пути до следующего рифа как раз хватит, чтобы концентрация азота в теле снизилась и позволила бы снова оказаться там, где я чувствую себя свободной...
Звучит высокопарно. Слово “свобода” затаскано людьми так же, как “любовь”. Что значат эти слова? Видимо, у каждого есть какое-то свое понимание и свой смысл. Я бы никогда не подумала, что для меня так остро проявится понимание свободы под водой, в среде, чуждой человеку, где само существование мое возможно только благодаря сложно-устроенному аппарату, где я на самом деле беспомощна и зависима, где приходится контролировать глубину и время с точностью до метров и минут, где ошибка может стоить здоровья или даже жизни, и где при этом чувствуют себя превосходно и вальяжно миллионы восхитительных живых существ. Но о них отдельно, потом.
Болтаясь на поверхности с маской и трубкой (это называется модным словом “сноркелинг”), я думала, что дайвинг - это прихоть, ничего принципиально нового я не увижу, погружаясь на лишние 20-30 метров, ведь самые красивые кораллы живут близко к поверхности, им нужно солнце. Кто-то возражал мне, что на глубине тоже много интересного, кто-то приводил доводы о затонувших кораблях, доступных только дайверам, где-то я вычитала про возможность увидеть на 15-метровой глубине гигантских мант, и это оказалось для меня решающим аргументом, я выбрала время и прошла курс PADI. И уже в бассейне, едва поймав первые навыки плавучести, когда получилось покачаться на кончиках ласт, я мимолетно почувствовала странную эйфорию этой внутренней невесомости, внутреннего равновесия и расслабленности... В следующую секунду меня шатнуло, потянуло вверх, я вернулась к привычному состоянию суеты, тут же потеряла настрой и поняла, как многому нужно еще учиться.

О`кей, погружаемся, направление на северо-запад, время начала дайва 14.29... Проверила, что дышу из регулятора (даже опытные дайверы, бывало, уходили на глубину, забыв поменять трубку на регулятор!) и делаю глубокий выдох... Такое ощущение, что нервы, напряженность и суета не растворяются в воде и не тонут вместе со мной. Они, как масляная пленка, остаются на поверхности грязноватой лужицей, а я медленно опускаюсь в безмолвный сияющий мир. Я рыба. Я дышу под водой. Вдох - и свежий воздух врывается в легкие, которые становятся моим плавательным пузырем. Меня немного тянет вверх, я спокойно и медленно выдыхаю, по инерции продолжая медленно подниматься, и направляю свое движение чуть вниз. На полном выдохе - опускаюсь, надо немного поддуть жилет, чтобы не касаться дна, и вот - найдено это волшебное чувство невесомости, можно плыть вперед. Передо мной двухметровый мозговик. Как бы обойти его сверху, при этом и успеть разглядеть узор из крохотных зеленоватых точечек полипов, и не задеть его ластами. Ведь каждая из этих точек - живое существо, одно мое неосторожное движение сметет их тысячу, а я этого даже не замечу. Вдох - вверх, медленный выдох - вниз, и траектория моего движения аккуратно “облизывает” круглый коралл в полу-метре над ним. В этот момент хочется смеяться и кричать “йо-хо-хо”, приходится делать это мысленно. Я оглядываюсь на своего бади, его глаза тоже улыбаются под маской. “Смешная Мява”, - думает он, и кажется, я слышу его мысли. А как иначе? Ведь в нашем распоряжении есть только несколько стандартных жестов - “все в порядке”, “сколько у тебя воздуха?”, “плывем туда”, “держись ближе”... И несколько придуманных на ходу, не из учебника: “это мне очень нравится” - я рисую на груди сердечко, или “я хочу тут жить” - домик над головой...

В отеле орет ужасная музыка, равнодушно-хамоватый персонал не торопится. Тетушки собираются в очереди - это их привычное состояние, они выстраиваются с тарелками перед шведским столом, расталкивают друг-друга чтобы сдать пляжные полотенца... В ресторане кто-то снимает на видео невкусную еду. Красное вино, которое “включено” в путевку, похоже на марганцовку со спиртом. Я чувствую себя потерянной тут. “Я не хочу тут жить”. Я собрала всю свою “масляную пленку”, когда выходила из воды. Когда же изобретут такой аппарат, чтобы человек мог бы дышать растворенным кислородом и не ограничивать время, проведенное под водой?

О`кей, погружаемся. Время начала дайва 11.28. Сегодня мы на Панораме, это один из самых красивых рифов Красного моря. Стена кораллов уходит отвесно вниз и теряется из виду в густой синеве. Глубина тут до 200 метров, или “drop-off”. Я заглядываю туда с еле-сдерживаемым любопытством, я знаю, что мне туда нельзя, мы - всего лишь людишки, наш удел - 30 метров, нам ниже нельзя. В синей воде угадывается спокойно проходящая мимо неторопливая группа каких-то крупных рыб, я не узнаю их очертания, я только с восторгом наблюдаю за их спокойным беспечным перемещением в этом прекрасном мире. На большой глубине все краски становятся приглушеннее, и риф похож на черно-голубую графику. И вдруг за перегибом вспыхивает темно-алым светом красный анемон. Это какое-то чудо, ведь здесь все красное уже кажется черным... Бади дергает меня за ласту и сердито показывает: “держись на одной глубине”. Я не заметила, как опустилась на пару метров ниже своего безопасного предела... Нет, меня можно отпускать сюда только под его чутким руководством - он мой мозг. На поверхности я все понимаю и знаю, максимальная глубина любительского дайвинга - 40 метров, а поскольку мы ныряем на найтроксе, она ограничивается 30-ю. Я сама рассчитывала свой профиль погружения, и у нас есть чудесный компьютер, который пищит под водой как ненормальный, если мы что-то пытаемся нарушить...
А рыбы... Они носятся вверх-вниз по отвесному рифу, у них нет никакого представления о скорости всплытия или остановках безопасности... У них не закладывает уши и не расходуется воздух в баллонах. И у них сегодня развлечение: им показывают дайверов.

Время входа в воду 14.26...
Медленный дрифт с Томом позволяет экономить воздух, нам хватает его больше чем на 70 минут. Швейцарцы Том и Таня - наши гиды. Они знают здесь каждый камень и каждую тварь в лицо. Я стараюсь держаться ближе к Тому, чтобы ничего не пропустить. Когда он видит что-то достойное внимания, он звонит под водой в маленький колокольчик, привлекая наше внимание, и показывает нам то скорпену, неразличимую на камне, то маленького голожаберного моллюска со смешным названием “пижама” (данное ему за шоколадно-желтое полосатое тельце)... Под водой для меня звук этого колокольчика - самый волшебный звук.
При этом и смотреть на движения Тома очень поучительно. Он двигается почти так же естественно, как рыба, иногда я не понимаю, за счет чего он перемещается над рифом. Руки его всегда сложены на груди, ласты едва подрагивают. Очень смешно наблюдать, как вся наша бестолковая группа радостно молотит ластами вокруг камня, под которым сидит креветка, а Том спокойно покачивается в сторонке, морщится и думает, черт меня дернул показывать им эту креветку, сейчас они тут поднимут муть, иди чего доброго, на кораллы начнут облокачиваться...
Он замирает на течении, чтобы пропустить стаю рыб, как вежливый водитель перед группой детского сада на пешеходном переходе. Он проплывает мимо стенки рифа, лежа на боку, чтобы ни одна достойная нашего внимания зверушка на ускользнула от его взгляда. При таком стиле движения он почти не расходует воздух, и щедро делится им со всеми, кто боится закончить дайв меньше чем на 50 барах. Но именно с Томом не страшно на 50 барах залезть в небольшую пещерку недалеко от корабля, где стены и потолок по его же выражению, “как швейцарский сыр”, причудливо изрыты округлыми дырками и пронзены осязаемыми лучами солнца. Нет страха... Нет сомнений... Только свобода и радость от спокойного и уверенного движения под водой...
Таня - сгусток энергии. Она - стремительный обтекаемый хищник. На суше ее глаза - как две льдинки, а под маской, увеличенные оптическим преломлением и просвеченные подводным солнцем, они становятся совершенно кошачьми, желто-зелеными, искрящимися радостью и удовольствием. Она привела нас в свое любимое место, где рифовая скала похожа на “трубку старого телефона”. Она здесь бывает каждую неделю минимум, но чувствуется, что ее чувства не притупились, любовь не стерлась до привычки, она здесь - дома, и ее окружают старые друзья. Одна из самых запомнившихся картин - Таня на фоне огромной стаи вымпельных бабочек показывает в сторону синей воды, а оттуда аккуратно выходит к нам крупный наполеон. Смотрит на нашу ошалевшую группу, оценивает, стоит ли рассмотреть нас поближе, но решает все же не баловать дайверов долго своим присутствием, как бы невзначай меняет курс и растворяется в синеве... “Это был папа, глава семьи из 4-х особей” - говорит нам Таня уже на корабле.

Время 17.45. Мы идем на наш первый ночной дайв. На секунду я задерживаюсь на дек-палубе - трудно сделать шаг в темноту, но мой бади уже в воде, и строгий инструктор укоризненно смотрит на мои колебания. Прижимаю фонарь к груди как самое ценное, и зажмурившись, падаю в неизвестность. Подсвечиваю фонариком свой “окей” и погружаюсь. Вода привычно подхватывает меня в свои бережные объятья, и сразу все страхи отступают. В свете фонаря отлично виден и инструктор впереди, и риф сбоку, а луч фонаря бади успокаивает, подтверждая его присутствие. Луч шарит по кораллам, выхватывая из темноты невиданных тварей - ночных хищников - огромных шипастых звезд, горделивых крылаток, изящных офиур. Вдруг инструктор бросается к рифу и вытаскивает из расщелины что-то желеобразное, красное. Он подкидывает это в воде, и оно начинает волшебный танец в луче яркого света. Этот голожаберный моллюск размером около 20 см - “испанский танцор”, его алое тело с белой каймой извивается и пульсирует, это действительно очень похоже на страстный испанский танец. Больше похоже, чем то, что делают местные танцоры на вечернем шоу в отеле.
Мы погружаемся на дно, выбрав открытую песчаную полянку, садимся в кружок и выключаем фонари. Через 15 секунд глаза привыкают к темноте и становится понятно, что все видно и без фонаря! Поверхность воды - синяя, риф - черный, светлый песок отражает даже слабый свет звезд. От любого движения рук вокруг нас флуоресцирует планктон. Я бы так и просидела до 50 бар, очарованно следя за движениями темных теней вокруг себя, но инструктор зовет нас дальше, и мы продолжаем путь вдоль ночного рифа. Я опасалась, что плавучесть со слабым визуальным ориентиром будет контролировать труднее, но подойдя к кораблю, чувствую абсолютную легкость и зависаю строго напротив таблички с названием нашего корабля, не касаясь каната, свободно стою в толще воды все три минуты остановки безопасности. Чернота, тишина, невесомость.... Космос!

Море дозирует мои впечатления. На каждом погружении мы видим что-нибудь одно запоминающееся, какой-нибудь акцент подводной прогулки. Где-то я, лежа на дне, разговариваю с большим синеточечным скатом, где-то пытаюсь приручить двух амфиприонов в ковровой актинии... На одном из сайтов я не в силах оторваться от скалы, где по кромке вертикальным гребнем сверху до низу растут огромные горгонарии цвета морковного сока со сливками. Я просто физически чувствую, как они спокойно дышат в такт прибою, и чувствуют себя спокойно и уравновешенно, просвеченные лучами и омытые кристально-прозрачной водой. В рифе за ними - заманчивая уютная пещерка. Бади смотрит на меня сверху понимающим взглядом, я рисую на груди сердечко и показываю крышу над головой...

В Москве дождь и пробки. Мне снилось, что воздух стал найтроксом, я стараюсь дышать ровно и экономно. В сером метро перед лестницей делаю глубокий вдох - чтобы подняться...

Сафага-Москва, ноябрь 2010.